Китай, страна со своей многовековой историей и уникальной самобытностью, что в равной степени притягивает к себе скучающие умы европейцев. Устав от многовековой истории и уникальной самобытности родины, возникает желание приобщиться к новому, неизведанному, но по слухам удивительному и увлекательному чужеземью. Иногда, этот интерес бывает выражен и практическими соображениями.
В моем желании овладеть китайскими палочками сплелось сразу несколько форм этого интереса.
Мне нравится Китай с его традиционными домиками с рядами причудливо изогнутых крыш, бамбуковыми перегородками, циновками, философией дзэн и боевыми искусствами. Мне нравятся китайские пейзажи, где на зеленом от травы склоне горы как-будто специально разбросано несколько камней, а рядом течет ручей и стоит одинокое, с извивающимся, как шея у цапли, стволом дерево.
Я прекрасно понимаю, что такой образ Китая сложился благодаря фильмам с Джеки Чаном, открыточным фотографиям из интернета и увлечением буддизмом, но меня это вполне устраивает. В конце концов, какое описание не возьми, все одно это будет репрезентация чьего-то образа и нет одного единственно верного Китая с которым можно было бы сравнивать свои впечатления.
Конечно же китайские палочки это один из ярких атрибутов составляющих общую картину об этой стране. И тот факт, что это изделие, в отличии от многих других, вполне доступно каждому, за ним нет надобности куда-то ехать или покупать по баснословной цене, придает ему дополнительное очарование, хотя обычно такое свойство вещей как общедоступность понижает их значимость.
Выйдя из дома я сразу же почувствовал холод затянувшейся осени, пробирающий казалось не только под одежду, но и под кожу. Успокаивало, что ехать надо было недолго.
Через дорогу виднелась автобусная остановка на несколько секунд скрывшаяся желтым корпусом отъезжающего «79-го». Наверное, в этот момент у меня в голове должно было пронестись что-нибудь знаменующее мое разочарование, в виде емкого ругательства, ведь автобус был нужным, и пронеслось, но разочарования не было и слово, будучи ни чем не подкрепленным вылетело словно воробей – шустро и безо всякого сожаления. А через секунду и вовсе забылось.
Ждать следующего пришлось недолго и несколькими минутами спустя я уже протягивал мелочь кондуктору.
Помимо художественно-эстетической составляющий я оценил рациональность и простоту этого устройства. Палочками, вопреки ожиданиям, было удобно есть. Там где вилка проскальзывала, а ложка набирала лишнее, палочки были особенно уместны. К тому же их не нужно было мыть, достаточно протереть салфеткой. Куски, которые можно было ими захватить были как раз такого размера, который мог бы поместиться в рот не раздувая при этом щеки, делая едока похожим на изголодавшегося хомяка только дорвавшегося до кормушки. Да и сам факт наклеивания на них ярлыка «личные» отличал их от бездушной серийности европейских столовых приборов.
Мы уже подъезжали, как попали в пробку. Автобус встал напротив дома в котором было видно окно и часть стены.
Прямо под окном, на стене красной краской было написано: «дура» и была пририсована стрелка указывающая на окно, видимо чтобы отмести всякие сомнения по поводу адресата этого послания. В окне же, виднелась часть занавески, небольшой школьный глобус, стоящий на подоконнике и рядом с ним несколько книг. Похоже было, что жертва оскорбления как содержанием предметов на подоконнике, так и самой формой подачи своего протеста опровергает это частное мнение, выставляя автора надписи завистливым и недалеким человеком.
Но ни внешнее соответствие внутреннему образу, ни даже практичность привлекали меня в китайских палочках больше всего. Было нечто еще, наполовину осознанное, но не ставшее от этого менее весомым. Так, символ всплывающий в сновидении отражает наши потаенные желания и вытесненные эмоции, проявляясь в виде совершенно обыденных вещей.
Палочки, для меня, олицетворяют партнерство, единство противоположностей. Смотрите сами, две палочки несмотря на внешнее сходство совершенно различны хотя бы тем фактом, что они никак между собой не скреплены. Они как бы сами по себе, но вместе с тем их объединяет незримая идея. Пусть она и проявляется при таком совершенно обыденном деле как поглощение пищи, но ведь для того они и созданы.
Они работают сообща, одна помогает другой при этом не пытаясь тщетно слиться в некий единый механизм утратив индивидуальность. Это единение на основе общей цели.
И их невозможно разлучить по той простой причине, что по отдельности они не имеют никакого смысла. Эти палочки не просто рядом, они вместе.
Рядом со мной, в автобусе сидели двое молодых людей. Парень и девушка.
– Ну как там Пашка то кстати, — спросила она своего соседа – общается с той девушкой?
— Да нее – протянул парень – он говорит, что там вообще…
Несмотря на инстинктивно обострившееся внимание я попытался не вслушиваться в продолжение их беседы.
Палочки в магазине были, но без футляра и не очень-то симпатичные. Поэтому мы с ней пошли рядом по направлению к дому.