Два дня пытался скачать фильм для обзора, но из двух возможных торрентов на одном нет людей, а другой отказывается открываться в видеоредакторе (матроска). Скаченный с онлайн кинотеатра тоже не полюбил corel videostudio.
Ну и нахер. Все равно кино было артхаусное.
Шотам вкратце?
Отгремел зомби-апокалипсис, который люди отбили. Некоторых зомби, судя по всему, (вынимая трубку изо рта и не шевеля усами) растрэляли, а тех, что получили несильную дозу вируса, вследствие чего были не агрессивны и больше похожи на мучающихся предпоследней стадией депрессии школьниц, приспособили в хозяйстве.
Одна из таких домработниц попала к зажиточной японской семье. И дальше все развивалось как если бы перед нами был римейк известной сказки: «зомбушка».
Злой мачех отдавал зомбушке только гнилые овощи и заставлял ее делать бессмысленную работу. Двое рабочих, также трудящихся в поместье, быстро смекнув, что зомбушка, несмотря на несколько рваных ран и шрамов, все еще хороша собой, перманентно ее насиловали в сарае. Заметив сие действо и тоже воспылав, их место вскоре занял злой мачех.
Зомбушка же стойко сносила все тяготы и в соответствии с классиком:
Веленью божию была послушна,
Обиды не страшась, не требуя венца,
Хвалу и клевету приемлила равнодушно,
( зачеркнуто: и не чуралась ничьего конца ) И не оспаривала глупца
Монотонно шаркая непослушными ногами она, в конце рабочей смены, ковыляла к себе домой. По дороге ее каждый день закидывали камнями злые дети, и втыкали ножи не менее злые подростки.
Только жена злого мачеха была добра к ней и каждый день вместе с едой клала ей в сумку цветок.
Все эти дары: и ножи и цветы, зомбушка складывала у себя дома.
Далее следует перелом.
Барчонок, все это время бегающий то тут то там, добегался и утонул в пруду.
Мать, не помня себя от горя, заставляет зомбушку укусить еще не остывший труп, дабы он ожил. Все получается, но барчонок тоже становится апатичным и депрессивным. Ну и тяготеет больше к зомбушке, чем к матери. До кучи, мать застукивает злого мачеха, за процессом насилования девушки-зомби.
В общем начинается драма.
Обманутая женщина хватается за пистолет и убивает мужа, потом рабочих и гонится за зомбушкой с сыном. В середине погони понимает, что ( зачеркнуто: не догонит) сын больше ее не лю и стреляется сама. Зомбушка видя, что сын переживает смерть матери, кусает ее и стреляется сама. Хочется произнести что-то вроде: ПАБАААММММ… Удивительно, но режиссер именно так и делает. Фильм кончается.
И такая херотень целый день, целый день…
Теперь о возможных плюсах.
Монотонное шарканье ног зомби и такое же монотонное трение губки о кафель в ее руках, на удивление, не создают унылую атмосферу. Точно в таком же ритме жена злого мачеха метет двор, а рабочие насилуют зомби. Черно-белое изображение окончательно размывает между ними границы и повествование становится похожим на «весна, лето, осень, зима и снова весна» — естественный ход вещей под который человеку невыносимо сложно подстроиться и он реагирует на него различными девиациями.
Рабочие и злой мачех убегают в гонку за удовольствиями. Жена злого мачеха пытается быть доброй, но эта доброта наигранная. Невооруженным глазом за ней видна сильная привязанность к мужу и сыну. Вроде бы зомбушка демонстрирует естественность и спонтанность, но это тоже заблуждение, поскольку она на самом деле не нейтральна, а испытывает апатию. Она убежала в тупость.
Тупость, жажда и привязанность — омрачения ума, которые, с точки зрения буддизма (напоминаю фильм японский и артхаусный), отравляют существование человека и не дают ему принять все как есть.
Можно подумать, что барчонок выпадает из этого списка. Он жизнерадостен, весел, увлечен происходящим — бегает везде с фотоаппаратом, казалось бы что может быть естественней? Однако, фотоаппарат здесь хорошо иллюстрирует тот способ человеческого восприятия, который и лежит в основе вышеперечисленных омрачений. Мы живем в изменяющимся, непостоянном мире. Но, все равно продолжаем искать в нем что-то постоянное, на что бы могли опереться и чего держаться. Не находя искомого мы вычленяем из своего видения совершенно условные и якобы изолированные объекты и далее рефлексируем по их поводу. От примелькавшихся хотим избавиться быстрее, чем они исчезнут сами, а редкие стремимся заблокировать и не допустить их изменений. Остановить, «фотографируя», прекрасные моменты.
Справедливости ради, замечу, что не увидел в данной интерпретации какого-либо сносного выхода, как в том же «весна, лето…», поэтому, скорее всего фильм не о том. Мне просто шарканьем навеяло.
Можно еще, как это делают отдельные психологи, порассуждать на тему виктимности и пересмотреть всю историю как хитрый план девушки зомби по разрушению отдельно взятой семьи, но мне лень. В общем из фильма есть чего повытаскивать, если понравится атмосфера.