— Денискаа…
Привычной окрик раздавался со двора, там где был расположен бассейн.
Тяжелые мысли о том, что сейчас попросят подмести двор или сходить к соседке за каким-нибудь мешком с удобрениями, или еще что-нибудь в этом духе камнем упали на Дениса заставив его принять подавленную форму измученного военнопленного.
— Иду мам.
Выйдя на улицу и обогнув угол дома, мальчик встал как вкопанный. В бассейне находились его мама с папой. Но находились не совсем правильное слово, они в нем тонули. Брызги воды, поднимаемые судорожными взмахами рук людей пытающихся всеми силами остаться на поверхности, никак не вязались с их улыбающимися лицами.
Из ступора Дениса вывел неестественно обыкновенный мамин голос:
— Денис — озорно улыбаясь сказала она, после чего ее голова на какое-то мгновение погрузилась под воду и тут же снова показалась на поверхности. Кашляя и выплевывая попавшую в рот воду она попыталась продолжить, но кроме еще более ожесточенных приступов кашля ей ничего не удалось изречь. На помощь пришел папа. Он несколько уверенней держался на плову, однако было заметно, что и его силы на исходе.
Плавными, но сильными движениями рук отец до груди приподнял свое тело над водой и не переставая отечески улыбаться сказал:
— Сын, мы просто хотели спросить тебя кого ты больше любишь, маму или папу?